Щеглов Л.М.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Актуальные проблемы российской молодежи (21—35 лет) в первую волну пандемии COVID-19

Рождественский В.И. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Рождественский Владимир Игоревич

Рождественский Владимир Игоревич

кандидат психологических наук, медицинский психолог высшей квали-фикационной категории дневного стационара № 2; Санкт-Петербургская городская психиатрическая больница № 1 им. П.П. Кащенко, ул. Кано-нерская, д. 12, Санкт-Петербург, 190121, Россия.
Тел.: 8 (812) 241-24-33.

E-mail: countrozh@mail.ru

 

Аннотация. Пандемия COVID-19 оказала влияние на все сферы общественной жизни и затронула людей всех возрастных групп. Целью исследования являлось изучение актуальных проблем лиц периода ранней взрослости (21—35 лет) в первую волну пандемии в контексте возрастных психологических закономерностей. Исследование было проведено в мае 2020 года. Респондентами являлись студенты старших курсов, обучаю-щиеся по специальности «Клиническая психология». Им было предложено в свободной форме ответить на вопрос: «Какие сферы жизнедеятельности вызывают тревогу у лиц периода ранней взрослости (21—35 лет)?». Для обработки результатов применялся дедуктивный контент-анализ. В результате исследования было установлено, что для лиц периода ранней взрослости в условиях первой волны пандемии наиболее проблемными являются сферы «финансы», «здоровье», «образование», «отношения» и «семья». В условиях пандемии проявляются как общепсихологические возрастные закономерности, так и специфические, обусловленные актуальной эпидемиологической ситуацией.

Ключевые слова: пандемия, COVID-19, период ранней взрос-лости, студенты, сферы жизни, финансы, здоровье

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Пандемия COVID-19 оказала влияние на все сферы общественной жизни и затронула людей всех возрастных групп. По мнению экспертов, «…cложившийся кризис превзошел все имевшие место с начала XXI века в Российской Федерации экономические и общественно-политические события по масштабам влияния в мирное время на социально-экономическую безопасность населения страны» [1, с. 43]. По прогнозам, наша страна будет преодолевать последствия пандемии около 4-х лет [2].

Из концепции Б. Г. Ананьева следует, что биологический возраст конвергирует «со многими сложными явлениями общеэкономического, культурного, идеологического и социально-психологического развития человека в конкретных исторических условиях» [3, с. 11]. Из этого можно заключить, что лица одной возрастной группы склонны сходным образом реагировать на внешние обстоятельства.

С. Л. Соловьёва и А. Г. Портнова [3], рассматривая особенности лиц периода ранней взрослости в контексте возрастной психологии, отмечают, что для них актуален выбор спутника жизни и создание семьи, и это является одной из сторон социальной ситуации развития. Ведущей деятельностью в данный период становится профессиональная. Стремление к самовыражению проявляется в выборе профессии, в построении карьеры. Авторы указывают, что «важной стороной жизни… является общение со сверстниками» [Там же. С. 36], однако общение с родителями также сохраняет свою значимость.

По Э. Эриксону [4], в период ранней взрослости важна проблема построения близких партнерских отношений.

Исследование восприятия пандемии населением России, выполненное в 2020 году, показало, что в группе лиц 21—35 лет уровень тревожности оказался выше, чем в группе 36—64-летних. Была выявлена зависимость отношения к пандемии от уровня дохода: у лиц с доходом до 10 000 руб. были зафиксированы наибольшие показатели стресса и тревоги [5].

Таким образом, представляется важным выявление актуальных проблем в группе лиц периода ранней взрослости (21—35 лет) в условиях пандемии и их сопоставление с возрастными психологическими закономерностями, характерными для данного возраста.

Цель исследования — изучение актуальных проблем лиц периода ранней взрослости в первую волну пандемии в контексте возрастных психологических закономерностей.

Материалы и методы

Исследование проводилось в мае 2020 года, в первую волну пандемии новой коронавирусной инфекции в России.

В исследовании приняли участие студенты старших курсов Санкт-Петербург-ского государственного педиатрического медицинского университета и Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, обучающиеся по специальности «Клиническая психология» (n = 54). Девушки значительно преобладали над юношами (n = 52, 96 % и n = 2, 4 % соответственно).

Студентам было предложено в свободной форме написать ответ на вопрос: «Какие сферы жизнедеятельности вызывают тревогу у лиц периода ранней взрослости (21—35 лет)?».

Методом дедуктивного контент-анализа было выделено 46 категорий, объединенных в 10 сфер жизни: «семья», «отношения», «здоровье», «духовность», «образ жизни», «отдых», «самореализация», «образование», «финансы» и «общественная жизнь». Категория № 47 — «отсутствие переживаний по поводу пандемии» — не была отнесена ни к одной из сфер жизни и анализировалась отдельно.

Для квантификации результатов определялся процент встречаемости каждой категории от общего количества категорий.

Результаты исследования

В ходе дедуктивного контент-анализа на основании ответов респондентов были выделены 46 категорий, которые впоследствии были объединены в 10 сфер жизни с целью обобщения категорий и более наглядного представления результатов (рис. 1).

 

 

Рис. 1. Распределение категорий по сферам жизни, вызывающим тревогу у лиц периода ранней взрослости (% от общего количества категорий)

 

Как видно на рис. 1, сфера финансов вызывает наибольшую тревогу у лиц периода ранней взрослости (на нее приходится 28,4 % от общего количества категорий). Затем по убыванию следуют сферы «здоровье» (15,5 %), «образова-ние» (13,8 %), «отношения» (11,7 %) и «семья» (11,3 %).

По мнению респондентов, наиболее острыми вопросами, относящимися к сфере финансов, являются потеря работы, безработица, невозможность найти новую работу после увольнения (категория «потеря работы») и отсутствие/снижение дохода, отсутствие возможности заработать (категория «доход» на рис. 2). Гораздо меньше волнений вызывают такие вопросы, как сложность найти работу после окончания вуза (категория «сложность трудоустройства»), адаптация к удаленной работе, стресс, вызванный освоением цифровых технологий, и трудности при формировании новых навыков (категория «удаленная работа»), а также отсутствие финансовой подушки безопасности (категория «отсутствие накоплений»).

 

 

Рис. 2. Категории, входящие в сферы «семья» (1), «отношения» (2), «здоровье» (3), «образование» (4) и «финансы» (5) — % от общего количества категорий

 

В сферу здоровья были включены такие темы, как страх заболеть коронавирусом и опасения за собственное здоровье в условиях пандемии (категория «страх заразиться»), а также тревога по поводу здоровья близких, родственников, пожилых людей и маленьких детей (категория «здоровье близких»). Примечательно, что эти две категории встречались одинаково часто (рис. 2).

На втором месте по частотности ответов в сфере «здоровье» находится категория «ухудшение собственного здоровья». Респонденты указывали на появление фобий, эмоциональные нарушения, недостаток энергии, плохое самочувствие, стресс, переедание, переутомление, нарушения сна, суицидальный риск, рост психологи-ческих проблем и психических нарушений.

Отдельно в ответах респондентов звучала тема страха заразить близких коронавирусом, если ты сам являешься его носителем (категория «страх заразить близких»).

В сфере «образование» наиболее распространенной категорией является «обучение» (8,5 %), куда вошли ответы общего характера, затрагивающие образование в условиях пандемии, дистанционное обучение, сложность связи с преподавателями. В отдельные категории нами были выделены следующие вопросы, затронутые респондентами: большой объем домашнего задания при удаленном обучении (категория «объем заданий»); трудности при организации самостоятельной работы в условиях «удаленки» (категория «самоорганизация»); переживания родителей по поводу образования собственных детей, включая необходимость помогать детям (категория «переживания родителей по поводу обучения»); неопределенность дальнейшего образовательного пути — экзамены, последующее обучение (категория «образовательная траектория»); снижение качества образования при удаленном формате обучения (категория «качество образования»); негативное влияние дистанционного обучения на самочувствие — «сильно выматывает», «компьютер портит здоровье», «снижается работоспособность» (категория «влияние дистанционного обучения»).

Сфера «отношения» включает в себя тему нехватки общения с друзьями/ сверстниками (категория «общение с друзьями») и тему ограничения широких социальных контактов в связи с самоизоляцией (категория «самоизоляция»). Небольшой процент ответов касался потери внешней привлекательности в условиях пандемии (категория «внешняя привлекательность»).

Семейная сфера представлена широким спектром тем: внутрисемейные отношения, недифференцированное беспокойство за семью и детей, отношения с партнером (категория «семья»); стресс, спровоцированный совместным нахождением членов семьи во время самоизоляции (категория «совместное нахождение членов семьи»); нехватка общения с членами семьи и родственниками (категория «общение с родственниками»); отсутствие возможности уединиться в квартире или доме (категория «личное пространство»); рост числа случаев домашнего насилия (категория «домашнее насилие»).

Обсуждение результатов

С начала пандемии новой коронавирусной инфекции появилось большое количество исследований, основанных на анкетировании лиц разных возрастных групп, включая лиц периода ранней взрослости. Однако в большинстве работ были использованы опросники или их части, а также вопросы с вариантами ответов, что не позволяло в полной мере выявлять представления респондентов по тем или иным темам. В этом отношении наше исследование представляет интерес, поскольку был использован открытый вопрос, а полученные данные анализировались с применением дедуктивного контент-анализа, что позволило выделить именно те вопросы, которые на самом деле являлись актуальными для респондентов.

Исследование показало, что для лиц периода ранней взрослости наиболее актуальной проблемой является финансовое благосостояние. Респондентов в первую очередь волновали вопросы, связанные с потерей работы и снижением дохода. Аналогичные данные были получены при опросе жителей Москвы в первую волну пандемии (большую часть выборки, 43,7 %, составили респонденты до 39 лет). Среди основных вопросов, волнующих москвичей, оказались стресс из-за потери дохода (работы) и падение уровня жизни [6].

Опасения респондентов, связанные со сферой финансов, были обоснованы. Так, имеются данные, что в период первой волны пандемии около 15 млн россиян прекратили свою рабочую деятельность, из них было сокращено 680 тыс. человек [7]. «По Северо-Западному федеральному округу с 14.04.2020 по 21.04.2020 прирост уровня регистрируемой безработицы составил 0,85 %» [8, с. 34].

При этом особую тревогу вызывает финансовое благополучие российских женщин, так как в первую волну пандемии «наибольший удар приходится именно на незащищенные слои населения, среди которых женщины» [9, с. 242].

Актуализация темы финансового благополучия, которая была зафиксирована нами и другими исследователями при опросе лиц периода ранней взрослости, является отражением последовательной смены типов ведущей деятельности в онтогенезе. Таким образом, пандемия всего лишь обострила те проблемы, которые актуальны для людей определенной возрастной группы в обычное, «мирное» время, поскольку для лиц 21—35 лет ведущей деятельностью является профессиональная [3]. Так, на основании запросов клиентов, озвученных ими при обращении к психологам-консультантам, были выделены основные проблемы, характерные для лиц периода ранней взрослости, к которым относятся в том числе выбор профессии, развитие карьеры, выработка стиля жизни [10].

Наше исследование также показало, что одной из самых важных сфер для лиц периода ранней взрослости в условиях пандемии является здоровье. В другом исследовании было выявлено, что у 18—21-летних студентов наиболее частыми страхами являются те, которые связаны с болезнью или смертью близких [11]. При анкетировании 255 студентов медицинского вуза в период первой волны пандемии было обнаружено, что самым распространенным является страх за жизнь и здоровье родственников и близких — на него указали 94,5 % респондентов [12].

Эти данные не могут быть объяснены возрастными психологическими закономерностями, поскольку актуализация темы здоровья типична для лиц пожилого возраста [10], а не для молодежи 21—35 лет. В данном случае имеет место определяющее влияние пандемии: тема здоровья настойчиво зазвучала среди тех возрастных групп, для которых она не была ведущей.

Мы также установили, что для лиц периода ранней взрослости в условиях пандемии актуальной является тема образования. Такой результат, по-видимому, связан с тем, что, с одной стороны, студенты старших курсов часто входят в эту возрастную группу; с другой — наши респонденты сами являлись студентами.

Полученные данные расходятся с результатами исследований, в которых указывается на то, что качество образования при дистанционном формате обучения снизилось [13; 14], поскольку в нашей выборке процент прямых указаний на это был минимальным (0,5 %). Скорее всего, стоит согласиться с утверждением, что студенты в целом удовлетворены качеством онлайн-обучения [15], хотя отмечают увеличение учебной нагрузки в период пандемии [16], низкую гибкость саморегуляции [17] и повышение уровня прокрастинации [18], а также негативное влияние дистанционного обучения на здоровье [16].

В ходе исследования было установлено, что сферы «отношения» и «семья» входят в пятерку основных сфер для лиц 21—35 лет в период первой волны пандемии новой коронавирусной инфекции. Данные подтверждаются другим исследованием, в ходе которого было выяснено, что для молодежи «ярко выражено стремление к общению, живому взаимодействию, в первую очередь с друзьями и сокурсниками» [13, с. 221]. Это согласуется с положением возрастной психологии о том, что в период ранней взрослости «происходит включение во все виды социальной жизни и овладение различными социальными ролями…» [3, с. 27] и что это «последний возраст расширения круга общения» [Там же. С. 36].

Отдельно стоит отметить, что практически никто из наших респондентов не указал, что не испытывает переживаний по поводу пандемии. Похожая картина была выявлена исследователями из Санкт-Петербурга [19]. При анкетировании 575 студентов в период с 8 по 11 апреля 2020 года они установили, что большая часть опрошенных учащихся считает пандемию более опасной, чем ежегодные эпидемии гриппа, а введенный режим самоизоляции — обоснованным. Этот факт внушает оптимизм, поскольку отражает адекватное отношение российской молодежи к проблеме пандемии.

Выводы

В результате исследования было установлено, что для лиц периода ранней взрослости в условиях первой волны пандемии наиболее проблемными являются сферы «финансы», «здоровье», «образование», «отношения» и «семья».

В условиях пандемии проявляются как общепсихологические возрастные закономерности, так и специфические, обусловленные актуальной эпидемиологи-ческой ситуацией.

 

Список источников

1. Чернышов М.М., Усманов Д.И. Оценка влияния последствий пандемии коронавируса COVID-19 на социально-экономическое неравенство населения России // Проблемы рыночной экономики. – 2020. – № 3. – С. 31–48.

2. Камдина Л.В. Оценка влияния пандемии COVID-19 на качество жизни населения // Вестник Челябинского государственного университета. – 2020. – № 11 (445). – С. 224–230.

3. Соловьёва С.Л., Портнова А.Г. Возрастная психология. Период взрослости: учеб.-метод. пособие. – СПб.: Изд-во СЗГМУ им. И.И. Мечникова, 2019. – 68 с.

4. Эриксон Э.Г. Детство и общество. – СПб.: Питер, 2021. – 448 с.

5. Восприятие COVID-19 населением России в условиях пандемии 2020 года / Е.И. Первичко, О.В. Митина, О.Б. Степанова [и др.] // Клиническая и специальная психология. – 2020. – Т. 9, № 2. – С. 119–146. doi: 10.17759/cpse.2020090206

6. Восприятие пандемии COVID-19 жителями Москвы / А.В. Решетников, Н.В. Присяжная, С.В. Павлов [и др.] // Социологические исследования. – 2020. – № 7. – С. 138–143. doi: 10.31857/S013216250009481-2

7. Беляков С.А., Степина И.О., Эйрих В.Е. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда: социально-экономические изменения, цифровизация // Казанский социально-гуманитарный вестник. – 2020. – № 5 (46). – С. 4–8.

8. Фролова Н.Н., Рассказова А.А., Правдина О.А. Влияние пандемии корона-вируса на величину безработицы на федеральном и региональном уровнях // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления. Теория и практика управления. – 2020. – № 25 (30). – С. 33–35.

9. Окольнева Е.В. Влияние экономического кризиса 2020 года на незащищенные слои населения // Наука: общество, экономика, право. – 2020. – № 2. – С. 237–243.

10. Портнова А.Г. Онтопсихология зрелости: монография. – Кемерово: Кеме-ровский гос. ун-т, 2009. – 205 с.

11. Котлярова В.В., Киреева Л.Е. Виды страхов и саморегуляция поведения студенческой молодежи в ситуации вынужденной самоизоляции // Общество: социология, психология, педагогика. – 2020. – № 7 (75). – С. 70–76.

12. Авилов О.В., Галиулина К.Ю. Стресс и студентов медицинских специаль-ностей, вызванный ограничениями в связи с пандемией COVID-19 // Вестник психофизиологии. – 2020. – № 4. – С. 73–82.

13. Сидячева Н.В., Зотова Л.Э. Ситуация вынужденной самоизоляции в период пандемии: психологический и академический аспекты // Современные наукоемкие технологии. – 2020. – № 5. – С. 218–225.

14. Грунт Е.В., Беляева Е.А., Лисситса С. Дистанционное образование в условиях пандемии: новые вызовы российскому высшему образованию [Электронный ресурс] // Перспективы науки и образования. – 2020. – № 5 (47). – С. 45–58. – URL: https://pnojournal.wordpress.com/2020/10/28/grunt-belyaeva-lissitsa/ (дата обраще-ния: 10.07.2021).

15. Заблоцкая О.А. Удовлетворенность студентов качеством организации образовательного процесса в дистанционном режиме в период пандемии коронавируса [Электронный ресурс] // Современные проблемы науки и образования. – 2020. – № 4. – С. 62. – URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=30038  (дата обращения: 10.07.2021).

16. Нуруллаева А.И. Влияние дистанционного обучения на самочувствие студентов во время пандемии // Вопросы студенческой науки. – 2020. – № 5 (45). – С. 54–57.

17. Психологические особенности переживания неопределенности при эпидемии COVID-19 / И.Г. Скотникова, П.И. Егорова, Ю.Л. Огаркова [и др.] // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. – 2020. – Т. 5, № 2 (18). – С. 245–268.

18. Ваханцева О.В., Алмазова О.В., Новикова Ю.А. Риски онлайн-обучения: прокрастинация у студентов в период самоизоляции в связи с пандемией COVID-19 // Герценовские чтения: психологические исследования в образовании. – 2020. – № 3. – С. 750–756.

19. Оценка студентами разных специальностей проблемы COVID-19 / О.Б. Немцев, А.Б. Бгуашев, С.С. Грунина [и др.] // Ученые записки Университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2020. – № 5 (183). – С. 532–538.

 

References

1. Chernyshov M.M., Usmanov D.I. Assessing the impact of the consequences of the COVID-19 pandemic on the socio-economic inequality of the Russian population. Problemy rynochnoi ekonomiki, 2020, no. 3, pp. 31–48. (In Russ.).

2. Kamdina L.V. Assessment of the impact of the COVID-19 pandemic on the quality of life of the population. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta, 2020, no. 11 (445), pp. 224–230. (In Russ.).

3. Solov'eva S.L., Portnova A.G. Vozrastnaya psikhologiya. Period vzroslosti: ucheb.-metod. posobie [Age psychology. Adulthood]. St. Petersburg, Izd-vo SZGMU im. I.I. Mechnikova Publ., 2019. 68 p.

4. Erikson E.H. Detstvo i obshchestvo [Childhood and Society]. St. Petersburg, Piter Publ., 2021. 448 p.

5. Pervichko E.I., Mitina O.V., O.B. Stepanova O.B., et al. Perception of COVID-19 During the 2020 Pandemic in Russia. Klinicheskaya i spetsial'naya psikhologiya, 2020, vol. 9, no. 2, pp. 119–146. (In Russ.). doi: 10.17759/cpse.2020090206

6. Reshetnikov A.V., Prisyazhnaya N.V., Pavlov S.V., et al. Perception of the COVID-19 pandemic by Moscow residents.  Sotsiologicheskie issledovaniya,  2020, no. 7, pp. 138–143. (In Russ.). doi: 10.31857/S013216250009481-2

7. Belyakov S.A., Stepina I.O., Eirikh V.E. The impact of the COVID-19 pandemic on the labor market: socio-economic changes, digitalization. Kazanskii sotsial'no-gumanitarnyi vestnik, 2020, no. 5, pp. 4–8. (In Russ.).

8. Frolova N.N., Rasskazova A.A., Pravdina O.A. Impact of the coronavirus pandemic on unemployment at the federal and regional levels. Vestnik Komi respublikanskoi akademii gosudarstvennoi sluzhby i upravleniya. Teoriya i praktika upravleniya, 2020, no. 25, pp. 33–35. (In Russ.).

9. Okol'neva E.V. The Impact of the 2020 Economic Crisis on the Vulnerable. Nauka: obshchestvo, ekonomika, pravo, 2020, no. 2, pp. 237–243. (In Russ.).

10. Portnova A.G. Ontopsikhologiya zrelosti [Ontopsychology of maturity]. Kemerovo, 2009. 205 p.

11. Kotlyarova V.V., Kireeva L.E. Types of fears and self-regulation of the behavior of students in a situation of forced self-isolation. Obshchestvo: sotsiologiya, psikhologiya, pedagogika, 2020, no. 7, pp. 70–76. (In Russ.).

12. Avilov O.V., Galiulina K.Yu. Stress and students of medical specialties caused by restrictions due to the COVID-19 pandemic.  Vestnik  psikhofiziologii,  2020,  no. 4, pp. 73–82. (In Russ.).

13. Sidyacheva N.V., Zotova L.E. The situation of forced self-isolation during the pandemic: psychological and academic aspects. Sovremennye naukoemkie tekhnologii, 2020, no. 5, pp. 218–225. (In Russ.).

14. Grunt E.V., Belyaeva E.A., Lissitsa S. Distance education during the pandemic: new challenges for Russian higher education. Perspektivy nauki i obrazovaniya, 2020, no. 5, pp. 45–58. (In Russ.). Available at: https://pnojournal.wordpress.com/2020/10/ 28/grunt-belyaeva-lissitsa/ (accessed 10 July 2021).

15. Zablotskaya O.A. Satisfaction of students with the quality of organization of the educational process in remote mode during the coronavirus pandemic. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya, 2020, no. 4, p. 62. (In Russ.). Available at: https://science-education.ru/ru/article/view?id=30038 (accessed 10 July 2021).

16. Nurullaeva A.I. The impact of distance learning on student well-being during a pandemic. Voprosy studencheskoi nauki, 2020, no. 5, pp. 54–57. (In Russ.).

17. Skotnikova I.G., Egorova P.I., Ogarkova Yu.L., et al. Psychological features of experiencing uncertainty during the COVID-19 epidemic. Institut psikhologii Rossiiskoi akademii  nauk.  Sotsial'naya i ekonomicheskaya psikhologiya,  2020, vol. 5, no. 2, pp. 245–268. (In Russ.).

18. Vakhantseva O.V., Almazova O.V., Novikova Yu.A. Risks of online learning: procrastination among students during the period of self-isolation due to the COVID-19 pandemic. Gertsenovskie chteniya: psikhologicheskie issledovaniya v obrazovanii, 2020, no. 3, pp. 750–756. (In Russ.).

19. Nemtsev O.B., Bguashev A.B., Grunina S.S., et al. Assessment by students of different specialties of the problem of COVID-19. Uchenye zapiski Universiteta imeni P.F. Lesgafta, 2020, no. 5, pp. 532–538. (In Russ.).

 

Для цитирования

УДК 159.9:316.613.4:578.834.1

Рождественский В.И. Актуальные проблемы российской молодежи (21–35 лет) в первую волну пандемии COVID-19 // Медицинская психология в России: сетевой науч. журн. – 2021. – T. 13, № 5. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Actual problems of Russian youth (21–35 years old) in the first wave of the COVID-19 pandemic

Rozhdestvenskiy V.I.1
E-mail: countrozh@mail.ru

1 St. Petersburg Psychiatric Hospital No. 1 named after P.P. Kashchenko
12 Kanonerskaya st., Saint Petersburg, 190121, Russia
Phone: +7 (812) 241-24-33

Abstract. The COVID-19 pandemic has impacted all areas of public life and affected people of all age groups. The aim of the research was to study the actual problems of the subjects of early adulthood (21–35 years old) in the first wave of the pandemic in the context of age-related psychological patterns. The study was conducted in May 2020. The respondents were senior students studying in the "clinical psychology" specialty. They were asked to answer the question in a free form: "What spheres of life cause anxiety in persons of early adulthood (21–35 years old)?" Deductive content analysis was used to process the results. As a result of the study, the spheres such as "finance", "health", "education", "relationships" and "family" were the most problematic areas for people of early adulthood in the first wave of the pandemic. In a pandemic, both general psychological age patterns and specific ones, due to the current epidemiological situation, appear.

Keywords: pandemic, COVID-19, early adulthood, students, spheres of life, finance, health

For citation

Rozhdestvenskiy V.I. Actual problems of Russian youth (21–35 years old) in the first wave of the COVID-19 pandemic. Med. psihol. Ross., 2021, vol. 13, no. 5. (In Russ.).

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2021 РіРѕРґ

2020 РіРѕРґ

2019 РіРѕРґ

2018 РіРѕРґ

2017 РіРѕРґ

2016 РіРѕРґ

2015 РіРѕРґ

2014 РіРѕРґ

2013 РіРѕРґ

2012 РіРѕРґ

2011 РіРѕРґ

2010 РіРѕРґ

2009 РіРѕРґ