Гурвич И.Н.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

«Раненый Целитель»: премия сетевого научного журнала «Медицинская психология в России», вручаемая «За выдающиеся достижения в области отечественной медицинской (клинической) психологии»

Урываев В.А. (Ярославль, Российская Федерация)

  English version  

 

 

Урываев Владимир Анатольевич

Урываев Владимир Анатольевич

–  кандидат психологических наук, доцент по кафедре медицинской психологии; ГБОУ ВПО «Ярославский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ, Революционная, 5, Ярославль, 150000, Российская Федерация. Тел.: +7(4852) 30-56-41.

E-mail: info@medpsy.ru

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В ходе только что закончившейся II Международной научно-практической конференции «Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика» прошло представление нового проекта журнала «Медицинская психология в России» — премии журнала «За выдающие достижения в области отечественной медицинской (клинической) психологии».

Фото 1. «Раненый Целитель». Премия
журнала «Медицинская психология в России»
— «За выдающиеся достижения в области
отечественной медицинской (клинической)
психологии».

Идеей, побудившей к поиску образа для памятного знака премии, стала метафора Раненого Целителя [2; 3; 4; 6].

Как отмечает А. Гуггенбюль-Крейг: «В Вавилоне существовал культ богини-собаки, которая под именем Гула олицетворяла смерть и болезни, а под именем Лаборту — исцеление. Индийская богиня Кали насылала оспу и одновременно её исцеляла. Мифоло-гический образ раненого целителя очень развит. В контексте психологии данный образ констатирует наличие в целителе черт больного. Образно говоря, больной содержит в себе черты врача, а врач — черты больного» [2, с. 66].

Сэмьюэлз Э., Шортер Б., Плот Ф. подчеркивают: «Юнг… связывал исцеление с состраданием — взгляд, который находит отклик в современных попытках охарактери-зовать действенные элементы в терапевти-ческих отношениях, такие как теплота, искренность и эмпатия психотерапевта. На симптомы можно смотреть с позиций психо-патологии или как на естественные попытки к самоисцелению» [5, с. 73].

Далее они пишут: «Для освещения различных аспектов анализа иногда вводится образ раненого целителя. Маейр проводил параллели между древней целительной практикой храмов Асклепия и аналитическим лечением. Исцеление проводилось в тименосе или отгороженной территории, прилегавшей к храму, что благоприятствовало отдыху «пациента», а также давало надежду, что он увидит исцеляющие сны…» [Там же].

«Идея раненого целителя получила дальнейшее развитие у Гуггенбюль-Крейга. Мотив раненого целителя — это символический образ, отчасти архетипического характера. Именно поэтому он может содержать два явно противоположных элемента. В нашей же культуре мы стремимся расколоть сам образ таким образом, что фигура аналитика при оказании помощи становится всесильной: стойкой, здоровой и способной. Пациент же остается все тем же пациентом: пассивным, зависимым, «госпитализированным» [5, с. 74]. Однако «К.Г. Юнг подчеркивал, что аналитик может вбирать в себя другого человека настолько, насколько он оставляет себя самого» [Там же].

В настоящее время исследователи связывают образ Раненого Целителя с фигурой титана Хирона. По рождению — как титану — ему присуще бессмертие (что нельзя сказать о собственно кентаврах, существах смертных). Подчеркнем, что Хирон часто предстает в истории культуры как «кентавр», но это только форма.

Согласно античным легендам, Хирон — незаконный сын титана Кроноса (чьим законным сыном являлся, в частности, Зевс). Легенда о рождении Хирона повествует, как охваченный страстью Кронос настиг океаниду Филюру (дочь титана Посейдона), но, опасаясь был узнанным своей женой Реей, обратился в коня, и, соответственно, сын явился в образе получеловека-полуконя. Как титан Хирон по отцу, можно сказать, является «двоюродным братом» Прометея.

Очевидно, что «тема болезни и смерти» у «бессмертного существа» является эффектной завязкой для развертывания драмы.

Хирон, выбрав науку, искусство, медицину, не участвовал в борьбе за Олимп (в современной терминологии это можно трактовать как «дистанцирование от политики») и имел статус «наставника молодежи». Боги и герои ему доверяли своих детей, он воспитал Ахилла, Орфея, Ясона, Актеона, братьев Диоскуров и др.

Безупречность моральных качеств Хирона и его мудрость не вызывали сомнений, напротив, вызывали восхищение всех, с кем он общался.

Любимым учеником Хирона стал Асклепий (сын Аполлона).

Фото 2. Российский философ Яков Эммануилович Голосовкер (1890—1967) и одна из его книг — «Сказания о титанах». Текст именно этого произведения был использован при  разработке зрительного образа Раненого Целителя.

 

В пронзительной по своей поэтике и философии книге Я.Э. Голосовкера, выдающегося знатока античности (судьбу которого мы можем отнести к одной из реинкарнаций Раненого Целителя), можно прочесть такой фрагмент мысленной реконструкции общения Хирона с учениками:

 

«… взошли они на вершину Пелиона.

Так говорили пастухи овец:

Будто в эту пору, после восхода Сириуса, дождит Зевс-туче-собиратель. И в каплях волшебного дождя на Пелионе скрыты мысли Зевса. Кто прочтет их, тот будет мудр и счастлив.

Но Хирон, сын Крона, говорил своим питомцам иное:

Учитесь читать письмена дождя, как читают его птицы, звери и травы. На птичьем, зверином и травяном языке бегут с неба на землю дождевые письмена. Кто прочтет их, тот узнает тайны исцеления. Будут ему ведомы волшебные заговоры. Откроет он тайну каждой былинки и каждого корня, и листа, и ягоды, и всех соков и плодов на деревьях, и станет он врачевателем смертных племен. Только знаки лучей не таятся в дожде. Язык солнца и звезд — иной. Он для бессмертных. Кто прочтет знаки лучей, тот откроет тайну вечной жизни.

И сказал мальчик-бог [Асклепий] Хирону:

Я хочу прочесть знаки лучей» [1, с. 145].

В этой же книге-поэме есть и фрагмент, в котором описывается, как полубог-герой Геракл в опьянении расстрелял племя кентавров. Примчавшийся на место бойни Хирон долго не мог понять, как это удалось Гераклу, поскольку стрела — это просто ничто перед мощью отдельно взятого кентавра.

Взяв пару стрел, Хирон стал их изучать. Поскольку он был античным богом, то для него не было на земле тайн. Он обнаружил, что стрелы были смочены в крови Лернейской гидры, и от этого яда не существовало противоядия.

Одна из стрел соскользнула с ладони на землю, и Хирон в задумчивости нечаянно наступил на неё незащищенной частью копыта. После того как он почувствовал укол, ему не составило труда мысленно увидеть и исход своей драмы.

Нам представляется, что задумчивость и небрежность Хирона можно объяснить тем, что он, глубоко уйдя в созерцание, увидел не только состав и природу яда, но и того, кто подготовил эту бойню — Зевса, нарушившего клятву не затевать внутриродовую вражду.

Фото 3. Титан кентавр Хирон как зрительный
образ архетипа Раненого Целителя
(в трактовке редакции сетевого научного
журнала «Медицинская психология в России»).



Моральные дефекты искусству меди-цины (и психологии как терапевтической практики) не подвластны…

Не желая, выражаясь современным языком, «превратиться в растение» (умереть он не мог), Хирон принял решение расстаться с бессмертием и половину его передал Прометею (с греческого имя «Прометей» переводится как «провидец», он единственный из титанов, кто знал, как именно закончит свою жизнь Зевс, но молчал, хотя Зевс устроил ему настоящие пытки, приковав к горам Кавказа; не забываем, что сам Зевс своего отца Крона оскопил. Вторую половину бессмертия Хирон завещал Асклепию. Тот в такой  поддержке крайне нуждался, так как, вступив в противостояние с олимпийским порядком (Асклепий начал оживлять мертвых!), потерпел поражение и на момент описываемых событий был, образно говоря, в коме.

Асклепий в полной мере воспользо-вался даром и прославился как имеющий божественную природу врач.

 

На фото 3 представлена разработан-ная и изготовленная по нашему проекту аллегория:

• 

фигура титана кентавра Хирона (покрыта золотом как символом божест-венности, божественного промысла, бессмертия, живучести, славы, отличия и духовного озарения; всего, что поистине ценится (также и в сфере духовной);

• 

стрела с ядом, проникшая в копыто;

• 

разведенные руки Хирона с «фрагментами пламени» как метафоры разде-ленного надвое бессмертия;

• 

полукруг звезд, замыкающий своего рода «кольцо», мысленно охватывающее: сердце — два пламени бессмертия — звезды неба (на ночном небосклоне среди звезд есть и Созвездие кентавра, непосредственно связанное с легендой о Хироне).

Первыми (2015) лауреатами премии стали:

Павлов Алексей Владимирович — доктор медицинских наук, профессор, ректор Ярославского государственного медицинского университета, председатель редакционного совета сетевого журнала «Медицинская психология в России». Премия присуждена за поддержку в течение многих лет первого в отечественной истории медицинской (клинической) психологии профильного журнала и за организационную поддержку проведения ежегодных научных конференций по тематике журнала;

 

Зинченко Юрий Петрович — доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО, декан факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, первого в истории Министерства здраво-охранения главного внештатного специалиста по медицинской психологии. Премия присуждена за вклад в становление медицинской психологии в практике российского здравоохра-нения и за теоретические работы в области медицинской (клинической) психологии;

 

Тхостов Александр Шамилевич — доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой нейро- и патопсихологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова;

Холомгорова Алла Борисовна — доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой психологического консультирования Московского государственного психолого-педагогического университета.

Тхостову А.Ш. и Холомгоровой А.Б. премия присуждена за выдающийся вклад в теорию и практику отечественной медицинской (клинической) психологии.

Фото 4. После церемонии вручения Премии в ЯГМУ. На снимке (слева направо): проф., д.псх.н. Н.А. Кравцова (Владивосток); доц., к.псх.н. В.К. Солондаев (Ярославль); м.н.с. М.А. Москачева (Москва); д.псх.н. О.В. Рычкова (Москва); проф., д.псх.н. А.Ш. Тхостов (Москва); проф., д.псх.н. А.Б. Холмогорова (Москва); проф., д.псх.н. Т.В. Рогачева (Екатеринбург); ст.н.с., к.псх.н. О.Д. Пуговкина (Москва); проф., д.псх.н. А.Ф. Бондаренко (Киев); доц., к.псх.н. В.А. Урываев (Ярославль), в руках — премия «Золотая Психея», присужденная организаторам Первой (2014 год, ЯГМУ) международной научно-практической конференции «Медицинская (клиническая) психология: исторические традиции и современная практика».

 

Гаврилов Владимир Вячеславович — врач-психиатр, психотерапевт, сотрудник кафедры психиатрии Ярославского государственного медицинского университета, руководитель проекта ИНЫЕ. Премия присуждена за многолетнюю работу в практике здравоохранения и в направлении научной рефлексии результатов исследований по проблемам психологической и социальной реабилитации (как в России, так и за рубежом) людей, имеющих психиатрический опыт.

 

 

 

Литература

1.   Голосовкер Я.Э. Сказания о титанах: Научно-художественное издание – М.: Высшая школа, 1993. – 320 с.

2.   Гуггенбюль-Крейг А. Власть архетипа в психотерапии и медицине / пер. с нем. – СПб.: БСК, 1997. – 117 с.

3.   Мэй Р. Раненый целитель // Московский психотерапевтический журнал. – 1997. – № 2(16). – С. 90–95.

4.   Сэджвик Д. Раненый целитель. Контрперенос в практике юнгианского анализа. – М.: Добросвет; КДУ, 2017. – 232 с.

5.   Сэмьюэлз Э., Шортер Б., Плот Ф. Критический словарь аналитическкой психологии К. Юнга. – М.: МНПП ЭСИ, 1994. – 184 с.

6.   Урываев В.А. «Внутренняя картина лечения» как клинико-психологический феномен // Медицинская психология в России. – 2013. – T. 5, № 5. – С. 9. doi: 10.24411/2219-8245-2013-15090

 

Ссылка для цитирования

Урываев В.А. «Раненый Целитель»: премия сетевого научного журнала «Медицинская психология в России», вручаемая «За выдающиеся достижения в области отечественной медицинской (клинической) психологии» // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2015. – N 6(35) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

 

"The Wounded Healer": an award of the online scientific journal "Medical psychology in Russia", which is given "For outstanding achievements in the field of national medical (clinical) psychology"

Uryvaev V.A. (Yaroslavl, Russian Federation)

Uryvaev Vladimir Anatol'evich

Uryvaev Vladimir Anatol'evich

–  Ph.D., associate professor at the Department of Medical Psychology; Yaroslavl State Medical University, Revolyutsionnaya St., 5, Yaroslavl, 150000, Russian Federation. Phone: +7 (4852) 30-56-41.

E-mail: info@medpsy.ru

 

During the Second International scientific and practical conference "Medical (clinical) psychology: traditions and tendencies", there was a presentation of a new project of a journal "Medical psychology in Russia" — an award "For outstanding achievements in the field of national medical (clinical) psychology".

Figure 1. "The Wounded Healer". An award
of the journal "Medical psychology in Russia"
"For outstanding achievements in the field
of national medical (clinical) psychology".

The idea that initiated the search of an image for the commemorative token for this award was a metaphor of the Wounded Healer [2; 3; 4; 6].

Adolf Guggenbuhl-Craig supported this idea of uniting polar features in one person. He described a cult of a goddess of dogs in Babylon, which, under the name of Gula represents death and diseases, and under the name of Ninkarrak — healing arts and doctors. An Indian goddess Kali sent smallpox and healed it at the same time. Image of the Wounded Healer in myths is well-developed. In the context of psychology, this particular image shows that a healer has some features of his or her patient. Figuratively speaking, a patient has some similarities with a doctor, and vice versa [2, p. 66].

Andrew Samuels, Bani Shorter, and Fred Plaut highlighted that Jung had connected healing with compassion. This point of view is reflected in modern attempts to characterize effective elements of therapeutic relationships such as warmth, honesty, and empathy of a therapist. Symptoms can be perceived from the point of view of psychopathology, or they can be seen as natural self-healing attempts [5, p. 73].

Further in their book, Samuels, Shorter, and Plaut stated that the image of the Wounded Healer is sometimes introduced in order to highlight different aspects of analysis. Meyer described similarities between ancient healing practices in the temples of Asclepius and analytical treatment. The healing would be conducted in a temenos, or an enclosed area around a temple. This contributed to the patient’s relaxation and gave hope that he or she would have healing dreams [Ibid.].

The idea of the Wounded Healer was developed further by Guggenbuhl-Craig. This motive is a symbolic image that is of partly archetypical nature. This is the reason it can comprise two obviously opposite elements. In the modern culture, people are trying to split this image in such a way that the analyst’s figure becomes omnipotent: persistent, healthy, and capable. The patient in this case remains the same: passive, dependent, and hospitalized [5, p. 74]. However, Jung emphasized the fact that the analyst can borrow as many features of another human being as he or she already has [Ibid.].

Currently researchers are combining the images of the Wounded Healer and the Titan Chiron. By birth, he, just like the Titan, is immortal (which is not common for centaurs, who are mortal creatures). It should be noted that in the history of culture, Chiron is often depicted as a centaur, but this is only a form.

According to ancient legends, Chiron is a bastard son of Cronus (who is the father of Zeus). The legend of Chiron’s birth tells that impassioned Cronus laid with an Oceanid named Philyra (a daughter of Poseidon), but out of fear to be recognized by his wife Rhea, he turned into a horse, and thus his son was born half-horse, half-human. One might say that being a titan on the father’s side, Chiron is Prometheus’ cousin.

It is obvious that "the motive of sickness and death" being relevant for an "immortal creature" makes a spectacular entanglement for a drama to develop.

Chiron, who had chosen science, art, and medicine did not participate in a struggle for Olympus (in modern terminology this kind of behaviour would be called "distancing from politics"), and he was known as a "mentor of youth". Gods and heroes trusted him with their children: he brought up Achilles, Orpheus, Jason, Actaeon, the Dioscuri, etc.

The flawlessness of Chiron’s morals and his wisdom did not raise any doubts. On the contrary, these features impressed everyone he communicated with.

Chiron’s favourite student was Apollo’s son Asclepius.

Figure 2. A Russian philosopher Jacob Emmanuilovich Golosovker (1890—1967) with one of his books "Legends about titans". This particular text was used in the process of developing the visual image of the Wounded Healer.

 

In this book, striking in its poetics and philosophy, written by J.E. Golosovker, and outstanding expert on antiquity, whose life can be seen as one of the reincarnations of the Wounded Healer, readers can find a fragment of mentally reconstructed dialogue between Chiron and his students:

 

They ascended the Pelion.

Shepherds of the sheep said that at the time after Sirius comes up, Zeus, the gatherer of clouds, causes rains. In the magical raindrops on Pelion, Zeus’ thoughts are concealed. Whoever reads them, will be wise and happy.

However, Chiron, Cronus’ son, told his students that they should learn to read the rain’s writings as birds, animals, and the grass reads them. Whoever reads them, will learn the secrets of healing. They will know magical charms. They will know the secrets of every plant, root, leaf, and berry, all juices and fruit on the trees. They will be healers in mortal tribes. Only the beams’ signs are not hidden in the rain. The language of the Sun and stars is different. It is for immortals. Whoever reads the beams’ secrets, will know the mystery of eternal life.

The god-boy Asclepius replied to Chiron saying that he wanted to learn the beams’ signs [1, p. 145].

In the same play, there is another fragment, which describes how a drunk half-god hero Heracles used his bow on a tribe of centaurs. When Chiron rushed to the place of the massacre, he could not understand how Heracles could have done so much damage as an arrow cannot harm a powerful centaur.

Chiron collected two arrows and examined them. As he was a god of antiquity, nothing on this planet was a secret to him. He saw that the arrows had been dipped into the blood of the Learnean Hydra, and there is no antidote to this poison.

One of the arrows slipped off Chiron’s hand and fell on the ground. Chiron, absorbed in his thoughts, stepped on it with a vulnerable part of his hoof. As he felt the puncture, he could see the finale of his drama clearly.

Figure 3. Titan-centaur Chiron as a visual image
for an archetype of the Wounded Healer
(in the interpretation of the online scientific
journal "Medical psychology in Russia").

 

It can be suggested that Chiron’s reverie and carelessness can be explained with the fact that when he was deep in his thoughts, he did not just see the nature and composition of this poison, but also the one, who had arranged the massacre — Zeus, who had broken a vow that obliged him to avoid family feuds.

The art of medicine (and psychology as one of therapeutic practices) cannot cure moral defects.

Chiron, not willing to live his life in the vegetative condition (as he could not die), decided to part with his immortality and divide it between Prometheus and Asclepius. In Greek, the name "Prometheus" means "a seer". Among the titans, he was the only one who knew how Zeus was going to die. He remained silent despite of Zeus torturing and chaining him to the Caucasus mountains. It should be noted that Zeus himself castrated his father Cronus.

Asclepius desperately needed support as the time described he was in a coma due to the fact that he had lost a struggle against the Olympic order — Asclepius was bringing dead people back to life!

Asclepius used this gift to a full extent, and he was known worldwide as a doctor of divine nature.

Figure 3 shows an allegory developed and produced on the basis of the journal’s project:

• 

The figure of a titan-centaur Chiron (covered in gold, which symbolizes divine nature, disposal, immortality, vitality, glory, difference, and spiritual enlightenment: everything that is truly valued, in the spiritual sphere as well).

• 

A poisoned arrow that stuck in the hoof.

• 

Chiron’s spread arms with "elements of fire" that are a metaphor of immortality divided in two.

• 

A semicircle of stars that closes a "ring", which mentally unites a heart, two flames of immortality and stars in the sky (in the night sky among the stars, there is the constellation Centaurus, which is directly connected with the legend about Chiron).

In 2015, the first laureates of this award were the following people:

 

Alexei Vladimirovich Pavlov — Doctor of Medicine, Professor, Rector of Yaroslavl State Medical Academy, the Chairman of the editorial board of the online journal "Medical psychology in Russia". The prize is awarded for the long-term support of the first national specialized journal on medical clinical psychology and organization of annual scientific conferences in the journal’s field.

 

 

 

Yuri Petrovich Zinchencko — Doctor of Psychology, Professor, corresponding member of the Academy of Sciences of Russia, head of the Psychology Department in Lomonosov Moscow State University, the main outsource expert in medical psychology — the first one in the Russian Ministry of Health. The award is given for the contribution to the development of medical psychology in the Russian healthcare practice and for theoretical research in the field of medical (clinical) psychology.

 

Alexander Shamilevich Tkhostov — Doctor of Psychology, Professor, Head of the Neuro- and Pathopsychology Department in Lomonosov Moscow State University.

Alla Borisovna Kholmogorova — Doctor of Psychology, Professor, Head of the Counselling and Clinical Psychology Department in Moscow State University of Psychology and Education.

Both laureates were awarded for their outstanding contribution to the theory and practice of the national medical (clinical) psychology.

Figure 4. After the awards ceremony in Yaroslavl State Medical Academy. In the picture (left to right): Doctor of Psychological Sciences, Professor N.A. Kravtsova (Vladivostok); Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor V.K. Solondaev (Yaroslavl); junior researcher M.A. Moskacheva (Moscow); Doctor of Psychological Sciences O.V. Rychkova (Moscow); Doctor of Psychological Sciences, Professor A.Sh. Tkhostov (Moscow); Doctor of Psychological Sciences, Professor A.B. Kholmogorova (Moscow); Doctor of Psychological Sciences, Professor T.V. Rogacheva (Ekaterinburg); Candidate of Psychological Sciences, Senior Researcher O.D. Pugovkina (Moscow); Doctor of Psychological Sciences, Professor A.F. Bondarenko (Kyiv); Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor V.A. Uryvaev (Yaroslavl). They are holding the prize "Golden Psyche" awarded to the conference organizers of the first (2014, YSMA) international scientific and practical conference "Medical (clinical) psychology: traditions and tendencies".

 

 

Vladimir Vyacheslavovich Gavrilov — psychiatrist, psychotherapist, member of the Psychiatry Department in Yaroslavl State Medical University, manager of the INYE project. The prize is given for multiple years of work for healthcare practices and directing scientific reflections of research results on the problems of psychological and social rehabilitation of people (both in Russia and abroad), who have a psychiatric experience.

 

 

References

1.   Golosovker Ya.E. Skazaniya o titanakh [Legends of the titans]. Moscow, Vysshaya shkola Publ., 1993. 320 p.

2.   Guggenbühl-Craig A. Vlast' arkhetipa v psikhoterapii i meditsine [The power of archetype in psychotherapy and medicine]. St. Petersburg, BSK Publ., 1997. 117 p. [translation from German].

3.   Mei R. Ranenyi tselitel' [The Wounded Healer]. Moskovskii psikhoterapevticheskii zhurnal, 1997, no. 2, pp. 90–95.

4.   Sedgwick D. Ranenyi tselitel'. Kontrperenos v praktike yungianskogo analiza [The Wounded Healer. Counter-Transference from a Jungian Perspective]. Moscow, Dobrosvet Publ.; KDU Publ., 2017. 232 p.

5.   Samuels A., Shorter B., Plaut F. Kriticheskii slovar' analiticheskkoi psikhologii K. Yunga [A Critical Dictionary of Jungian Analysis]. Moscow, MNPP ESI Publ., 1994. 184 p.

6.   Uryvaev V.A. "Internal picture of treatment" as clinical psychological phenomenon. Med. psihol. Ross., 2013, vol. 5, no. 5, p. 9. doi: 10.24411/2219-8245-2013-15090 [in Russian, abstract in English].

 

For citation

Uryvaev V.A. "The Wounded Healer": an award of the online scientific journal "Medical psychology in Russia", which is given "For outstanding achievements in the field of national medical (clinical) psychology". Med. psihol. Ross., 2015, no. 6 [in Russian, in English]. Available at: http://mprj.ru

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год